Антон Васильев: Хватит только торговать, пора производить

10 Янв
0

Во второй половине 2000 годов правительство России во благо развитию отечественной экономики предложило регионам создавать кластеры. В Иркутской области процесс был запущен только в 2014 году, но всего за год были созданы три территориально-отраслевых комплекса – фармацевтический, машиностроительный и полимерный. Портал «ИрСити» попросил руководителя Центра кластерного развития (ЦКР) фонда «Центр поддержки предпринимательства Иркутской области» Антона Васильева объяснить, что такое кластеры в Приангарье, как они работают и какие результаты уже приносят.

— Простой, но важный для понимания темы нашего разговора вопрос – что такое кластеры, можем мы где-то увидеть их?

— Если говорить о предыстории, то кластеры – это фактически версия 2.0 того, что делали в СССР, когда несколько предприятий объединялись и работали на выполнение одной производственной задачи. Сейчас кластерами называют территориально-отраслевые комплексы, которые состоят из разных компаний, объединённых географией и какой-либо отраслью. Мы выстраиваем кооперационные цепочки между входящими в комплекс фирмами, благодаря которым производственники экономят, снижают издержки, а также делятся между собой опытом работы. Приведу простейший пример – нужно какой-то компании привезти фуру сырья, допустим, из Уфы. Машина из центрального региона, условно, стоит 250 тысяч рублей, но компания мелкая, ей надо всего 5 тонн. Если она скооперируется с другими фирмами, то стоимость доставки сократится в разы, а выгода будет всем и в деньгах, и по срокам доставки.

Число резидентов в трёх кластерах постоянно увеличивается. По последним подсчётам, в машиностроительном кластере у нас 40 резидентов, в фармкластере давно перевалило за 60, в полимерном, который был создан только 11 декабря, – 10 компаний. Во всех трёх у нас собралось более 100 фирм-участников – это и производственники, и научные центры.

— Можете привести пример работы одного из трёх действующих кластеров – как осуществляется взаимодействие резидентов?

— Например, машиностроительный кластер. Мы сконцентрировали его работу на одном из ведущих в регионе и России предприятий – Иркутском авиационном заводе, где фактически сейчас работают над стратегическим проектом самолёта МС-21. С помощью кластера мы хотим привлечь относительно небольшие компании, не только региональные, к процессу производства и готовы довести их до уровня поставщика. Так, на Международном авиационно-космическом салоне (МАКС-2015) были подписаны инвестиционные соглашения с компаниями «Промтех-Дубна» из Подмосковья и «Би Питрон» из Санкт-Петербурга – обе они стали поставщиками ИАЗ и планируют открыть у нас свои филиалы, трудоустроить людей. Специально для таких резидентов недалеко от авиазавода создаётся индустриальный парк «Иркут».

— Правильно я понимаю, в машиностроительном кластере резиденты ориентированы на авиационное машиностроение?

— Нет, будь это так, мы бы назвали его авиационностроительным, а у нас задачи шире. В кластер входят как относительно крупные производства – Иркутский завод тяжёлого машиностроения, так и мелкие, где всего несколько человек. Например, у нас есть небольшая фирма, сотрудники которой выпустили пилотную модель строительного 3D принтера. Предприниматель-изобретатель с детства увлекается робототехникой, и мы помогаем ему, потому что это производство инновационной техники, регион в ней заинтересован.

— А фармацевтический как работает, есть уже результаты?

— Безусловно, есть. На выставке в иркутском «Сибэкспоцентре» в октябре 2015 года порядка восьми компаний объединились и представили стенд Байкальского фармацевтического кластера. Наш Центр помог им создать площадку для взаимодействия с покупателями и с потенциальными клиентами на уровне «бизнес для бизнеса».

Также у нас разработан бренд «Байкал-Био», в который мы намерены вовлечь всех резидентов-производителей по трём направлениям, – БАДы, антисептики и лекарственные препараты. Для бренда уже придуман логотип в виде шишки, которым производители начнут брендировать свою упаковку. Эта «шишечка» будет говорить покупателям о принадлежности компаний к кластеру и послужит региональным брендом на федеральном уровне. Сейчас мы находимся в процессе регистрации торгового знака, стараемся, чтобы всё заработало как можно быстрее. Усолье-Сибирский химико-фармацевтический завод – наш резидент – также согласился в дальнейшем брендировать свою продукцией этим товарным знаком. ЦКР оказывает поддержку в продвижении этого бренда и продукции участников кластера.

— Почему третьим кластером сделали полимерный?

— Это инициатива людей – предпринимателей из Ангарска. Сами захотели, пришли к нам с предложениями, рассказали об идее, мы выслушали и решили поддержать, оформили соглашение, которое позже зафиксировали подписями. У нас оказалось много производителей, связанных с переработкой полимерного сырья. Все они фактически являются клиентами Ангарского завода полимеров: кто тару производит, кто плёнку, кто трубу; работают в одном сегменте и хотят получать поддержку в виде снижения цен на сырьё. Им интересно развиваться, но они понимают, что конкурируют в одной области и топчутся на одном месте. Сейчас мы в этом кластере формируем проекты, которые будем поддерживать.

Вообще, работа у нас строится следующим образом: мы не выдаём деньги по запросу резидента, а тщательно прорабатываем каждый проект, чтобы он был выгоден всем участникам. Бывают проекты важные для региона. Например, тот же «Усольехимфарм». Мы понимаем, в какой экономической ситуации оказался город Усолье-Сибирское, где не так много осталось производственных предприятий, как нам не поддержать хим-фарм завод? Выделили средства на регистрацию трёх субстанций и шести лекарственных препаратов. Сумма поддержки не астрономическая, но ощутимая.

— В будущем собираетесь создавать ещё кластеры?

— В Кемеровской области – близком к нам регионе – шесть кластеров действует, а мы чем хуже? У нас в Иркутске очень умные люди живут, и им очень важно помогать. Смысл ведь не в отчётности по созданию этих комплексов, а в реальной помощи. В Ангарске можно смело организовывать кластер строительных материалов – эта идея на поверхности. Кластер лесопереработки – сложная в исполнении, но логичная для нашего региона идея. Туризм – сколько уже о нём сказано, IT-кластер… Почему в Якутии такой есть, а у нас нет, хотя и специалисты имеются, и дата-центр строится. Много о чём можно говорить, а мы от сохи идём: есть компании, готовые объединяться, мы с ними работаем.

— Если сравнивать с другими регионами, насколько быстрыми темпами у нас идёт кластерное развитие?

— Если сравнивать себя с лучшими — с той же Казанью, где всё активно и энергично – они нас, скажем, на порядок опережают с точки зрения развития инфраструктуры. В иных регионах так же, как у нас – большое отставание. Есть в Казани большой индустриальный парк «Химград», его начали строить в 2006 году. Сейчас 2016-й, и там всё хорошо, а у нас только начинается.

— Кто финансирует работу вашего центра и, соответственно, резидентов?

— Наш центр является структурным подразделением Фонда поддержки предпринимательства Иркутской области, а финансирование складывается из трёх источников – регионального, федерального бюджетов и, так называемой, внебюджетки. Последняя часть – это финансирование самих участников кластеров. Примерно 19% даёт регион, 3 — 5% приносят резиденты, остальное финансирование полностью зависит от федерации. Все субсидии, которые получаем от Министерства экономического развития России, мы выигрываем на конкурсной основе.

— Много ли людей в регионе, готовых производить: есть трудовой ресурс для эффективной работы кластеров?

— При привлечении резидентов в кластеры, мы сталкиваемся с одной проблемой – руководители компаний думают, что, вступая во взаимодействие с конкурентами, они могут как-то навредить своему делу. Собрались, допустим, 10 производителей диктофонов и думают, что кто-нибудь у кого-нибудь украдёт какую-то уникальную идею. Мы с этим боремся и объясняем, что задача не в кражах идей, а в общей экономии издержек, создании крупной дискуссионной площадки, благодаря которой небольшие компании смогли бы вставать на ноги.

Очень много у нас людей, готовых производить и понимающих суть процесса. Торговые ресурсы уже исчерпаны – настало время самим учиться создавать. Понятно, что это сложнее, чем купить что-то готовое и перепродать, но производство долговечнее, правильнее и надёжнее, особенно, когда делаешь уникальные продукты. Люди, которые так мыслят, у нас есть, и их всё больше.

Источник: http://liveangarsk.ru